1 Сентября

1_Class_Girl_Bazara0

Лично мне 1 сентября запомнилось в восьмом моём классе.

Для нас он уже был выпускной. В советское время школу покидали чётко: после восьмого и после десятого классов. После восьмого — в ПТУ или техникум, после 10-го — в институт или армию. Кому что…

Вот мы и пришли в наш восьмой, полувыпускной.

Обычно, опять же, десятиклассник несёт второклассницу, которая звонит в звонок (ну, у нас было так).

Потому что первоклассницы мало ещё чо понимают. Их тока привели. А второклассница — самый смак. Десятикласснику же — похуй ваще.

…Но в тот раз десятикласснику (статный примерный юноша классической арийской внешности и выправки, он потом, говорили, пошёл в кремлёвские курсанты служить) что-то стало настолько всё похуй, что он даже не пришёл. То есть его отобрали, проинструктировали, а он то ли задевался куда-то, то ли вообще проигнорил всё действо.

Каким чёртом Палке (завуч) под руку подвернулся я — не статный, не примерный, не классической (хоть и сугубо славянской) внешности, без выправки, на хую видавший кремлёвских курсантов и любую службу (в ту пору) вообще — я не знаю. Может, на контрасте…

К тому же я был не десятиклассник. Хотя и ростом подходил уже.

…Но именно мне было велено тащить «первоклассную» второклассницу.

Избранная девочка, мягко говоря, была крупновата. Широка в кости и телом — толстомяса, несмотря на юный возраст. Уж не знаю: то ли Палка отбирала их ещё весной, а за лето отобранная успела разъесться размером с корову, то ли наш избранный ариец потому и соскочил с темы, что увидел этого монстра в фартуке с огромным белым бантом, то ли Палка так изысканно решила поиздеваться надо мной, остановив свой выбор именно на этой кандидатуре — не ведаю.

Только когда я это чудовище с «колокольчиком» (та ещё рында на деревянной ручке) посадил к себе на плечо — я, реально, крякнул с натуги…

…Ладно, пошли. Впервые наш школьный двор, всегда казавшийся мне дико маленьким, вдруг стал размером со стадион.

Девочка вяло взмахивала своим «колокольчиком», и от этого для меня вся сцена всё больше напоминала, как если бы я вдруг решил на спор протащить на руках корову через всю деревню…

Страданий мне добавляло ещё одно: весь путь девочка-корова толи с испугу, толи с волнения — методично пускала шептунов. Ну а поскольку моё лицо, так или иначе, находилось на одной линии с её могучей жопой, а ветер был — в спину, то — сами понимаете…

Прошли круг, музыка играет, я уже облегчённо мысленно вздохнул: сейчас скину эту лошадь, наконец, и всё закончится.

Ага! Не тут-то было: застывшее в зверской праздничной улыбке лицо Палки недвусмысленно дало мне понять, что теперь мой путь — внутрь школы, тоись опять через весь двор, с этой зверюгой на плече, обильно пованивающей и вяло позвякивающей в свой колокол.

Йоптвоюмать! Делать нечего, пошли. Да ещё и задержались: сзади меня строились первоклассники, подгоняемые учителями и благостными улыбками предков, приведших своих дитяток «первый раз в первый класс».

Пошли…

Как я поднимался по лестнице крыльца — это уже был подвиг Гастелло и Матросова в одном флаконе. Я, реально, мог её уронить уже. Весь красный (так рассказывали очевидцы), да ещё и в зловонном облаке: флатирование (пердёж — научн.) чудовища увеличивалось по мере приближения к финишу, и я начал реально опасаться, как бы она, натурально, не обосралась бы, у меня на плече!

Классная картина (а нас ещё и фотографировали): юный Хваткин, и обосранное какаду с колокольчиком у него на плече, размером с небольшого вепря…

При этом я старался близко не подходить к людям, особенно — к корешам, ибо опасался, что они обоснованно могут подумать, будто источник запаха — как раз я!)

Вошли, ептыть! Дрожащими от напряжения руками я снял девочку, и поставил на землю. Она по инерции продолжала вяло звонить в колокольчик.

Это не девочка. Это чемодан со свинцом, пахнущий сероводородом и — без ручки и колёсиков, бля!

* * *

В тот день у нас, по-сути, был только классный час. В конце его наша классная вдруг с улыбкой экзекутора сказала: «А Хваткин-то — молодец у нас! Все отказывались нести девочку, а он один, умница, согласился!»

…и я почувствовал себя жестоко обманутым.

Но, с другой стороны: когда бы и где я ещё мог, при большом скоплении народа и фотокамерах, взвалить себе на плечи безудержно пердящую второклассницу, и протащить её через всю площадь?! Только если б снимался в особо извращённом педофильном порно, но это, как известно, строго карается.

Так что — тоже, опыт, ага.

С днём знаний вас всех.

P.S. — признавайтесь: таскали на плече «бабо с колокольчегом»? ))

© baxus

Добавить комментарий