Из жизни французских королей

Однажды во Франции король Карл VI царственно и милостиво изволил сойти с ума. Первые симптомы весьма яркой шизофрении у него стали проявляться в 1392 году, когда врачи отмечали, что «его величество делает на публике жесты, несовместимые с его королевским достоинством», что можно расшифровать старорусской частушкой: «ехал на ярмарку Ванька-холуй, за три копейки показывал хуй».

Дальше было хуже. Едет как-то себе король с охраной по лесу. Красота — птички, олени, кролики там всякие, в средневековье дичи до хрена. А тут какой-то псих-оборванец кричит — король, тебя предали! Ну мало ли мудаков-то на свете, особенно в средневековой Франции, да ещё в лесу-то. Но Карла в момент заколбасило. «Пиздец предателям!» — воззвал король на старофранцузском, зарезал своего пажа, и бросился на рыцарей охраны — одного убил, а других ранил.

Погнался за своим братом, но тот благоразумно скрылся в лесу, залез на дерево. Потом Карл пришёл в себя и назначил вдовам и детям пенсии. «Я ведь не со зла, — объяснял он. — Просто что-то ёбнулся неожиданно». «Ой, да с кем не бывает, — отмахивались, принимая бабло, жёны и дети. — Вы, ваше величество, не стесняйтесь, если ещё раз взбеситесь: родни у нас много — чай, средневековье, рожаем просто до хрена».

В королевском дворце завинтили окна решётками, чтобы король не выбросился на камни. Карл строил рожи, бросался на придворных с кулаками, танцевал и плевался. И заявлял, что его зовут Жорж, а не Карл. «С хуя ли, ваше величество?» — удивлялись придворные. «А мне так больше нравится».

Иногда король любил перебить посуду, разорвать занавески, и пардон, насрать посреди комнаты. «Гм…он же ненормальный», — говорили иностранные послы. «Да» — с достоинством отвечали французы. «Он охуел, и что?». «Срёт везде» — жаловались послы. «Да, но это король, поэтому его говно пахнет розами, — невозмутимо констатировали французы. — И убирает, кстати, его по должности минимум принц крови». «А вы его не хотите….того…грибочками покормить, или что бы он с балкона упал?» — интересовались подлые послы. «Да вы чего?! — возмущались французы. — Он псих, но король! Посмотрите, с каким великолепием и природной грациозностью он плюется во всех, носится козликом, блеет овцой и хохочет сатанински. Он наш лидер. Слава Франции! Так победим!».

Король иногда приходил в себя, но это было редко. Чаще он кричал, что сделан из стекла, и требовал облачить себя в рыцарские доспехи, чтобы не разбиться. В 1405 году почти на полгода король отказался есть, мыться, бриться и стричься. Пришлось приставить к нему дюжину здоровенных лакеев, одетых в стальные кирасы, чтобы король их в припадке не убил — они насильно кормили, мыли и брили Карла. Тот бегал от них на четвереньках и злобно рычал. Короля приманивали колбаской, и он возвращался, радушно махая воображаемым хвостом.

«Пиздец какой-то», — говорили иностранцы. — «Он же шизик совершенно ёбнутый. Он на всех кидается». «Вы ни хера не понимаете в искусстве, — задирали нос французы (одетые, как водится, во всякие французские там камзолы и дорогое жабо от предков Диора). — Это культура не для всех. Скажем, насрал в зале — это инсталляция. А если бы он себе яйца прибил рядом с резиденцией Фонтенбло, так это протест против режима, как в северной Московии один замечательно талантливый художник поступил. Вы просто невоспитанные свиньи, далёкие от современной культуры». И тыкали эдак презрительно вилочкой в фуагра, а иностранцы сконфуженно молчали.

Жена от короля свалила, приставив к нему сиделкой фрейлину Одетту де Шамдивер. Девушка играла с Карлом в карты на секс, и часто поддавалась — ну, положено так у французов. Король её трахнет и успокоится, и уже не думает, что он из стекла, и кругом предатели. Одетта ему даже и дочь родила, офигеть можно. В общем, всего ненормальный король сидел на троне Франции аж 42 года, и это всех устраивало — ну когда правитель псих, можно страну дербанить спокойно, а он пущай за решётками сидит.

В 1422 году король умер, брошенный всеми, окружённый лишь Одеттой, дочерью и парой слуг. Вот так, как зарплату получать, так все горазды, а в случае чего не дозовёшься.

А мораль тут такова — ежели король заболел, так его лечить надо, а не делать вид, что он такой эксцентричный и сторонник альтернативной культуры. Хер знает что эти французы о себе думают, честное слово. Недаром потом их Наполеон у нас кучу своего народа заморозил насмерть — тоже небось инсталляцию хотел или перфоманс устроить.

Добавить комментарий