Мажорная суицидница

Несколько ласковых слов хочется сказать о самоубийцах. Эта категория пациентов всегда близка к «скорой». У них, видите ли, эдакий странный азарт в соревновании! Кто вперед успеет!? Или окаянный лишенец с низкого старта проскочит ворота св. Петра или его сердитые тетки с дядьками за выступающие части тела назад втащат.

Я не говорю о тех людях, кто к вопросу подходят вдумчиво и серьезно. Стреляясь не из «мелкашки» в живот, а картечью 16-м калибром в голову, травясь не лосьоном от прыщей, а более серьезными рецептурами, демонстративно вешаясь не на собственных трусах в присутствии всей семьи, а уходя с глаз долой, так, что если найдут тело, то случайно, если вообще найдут…

Ранее, всех «суицидников», по алгоритму, автоматически отвозили в психиатрическую больницу. Только там можно было наблюдать активно 24 часа в сутки, там можно было вовремя использовать антипсихотики, транквилизаторы, седативы, не давая соскочить в рецидив… Но сколько ж приходилось разгребать «ситуевин» прямо на местах…

… Ехали весело, с бубнами и дудками! Ибо сказано было сердитым Диспетчером – еще один многоклеточный решил пополнить и обогатить чернозем необъятной Родины до срока.

Дом был из числа «элитных», жила в нем местная олигархия и аристократия. «Замзавы», «Главначупры», «Завбазы», «Завгары», «Первые…», «Вторые…», «Третьи…» и далее несчитанные млекопитающие. С удивительными самоназваниями, но так похожие на людей. У них даже были свои собственные, почти ручные, «медсанчасти», но вот в чем проблема… Как только дело доходило до прозы в виде «острого живота» или инфаркта, так тонкое искусство изящного вылизывания доверенного тела «придворными лейб-медиками» становилось бессильным и они, хмурясь и негодуя, вынуждены были звать неотесанных грубиянов с «03».

Вот и сейчас, испытав когнитивный диссонанс (в просторечии – психанув на родичей, из-за «непокупки» новой шубки), юное создание закатило талантливую истерику и решило расстаться с этой поганой жизнью. Уйти красиво… «Типа потом чтобы я вся такая в белом, в лилиях, розах и рыдающих родственниках, в лакированном гробу и на блатном месте престижного погоста…»

Прыгать с собственного пятого этажа – сугробы кругом. Убиться — не получится, а вот ноги переломать и задницу отморозить – легко. Вены резать — больно. Вешаться – негламурно. Решение одно – травиться!

Так как организм у представителей аристократии был в целом здоровый (ну за исключением головы), то домашняя аптечка была скудная и не особо «ядерная». Девица решила добиться своего уж если не качеством так количеством. После полстакана водки (надо же было отключить остатки мозговой деятельности!) было сожрано все содержимое аптечки:… считайте! … два стандарта таблеток пенициллина, стандарт аллохола, неполный стандарт фурациллина, стандарт дефицитных противозачаточных пилюль, три стандарта активированного угля. Выпито: два фуфырика валерьянки, фуфырик зеленки, бутылочка облепихового масла и надкушен крем от мозолей… Сосчитали? Представили?

Когда пылающий гневом родитель, наконец, прорвался в комнату стервозной дщери, то увидел ее в томной и непорочной позе, декоративно возлежащей посреди разбросанных упаковок от «таблеток». Желание выдрать говнистое, но белокурое создание заслуженным офицерским ремнем сразу куда-то пропало, и перепуганный отец метнулся к телефону…

… Пациентка была в сознании. Хотя и без признаков интеллекта. Ну да это хроническое, нас не волнует ее способность брать интегралы и цитировать Канта. Водка всосалась первой и придала всей картине необходимый колорит. Быстро оценив девичье состояние, артериальное давление, пульс и потенциальное содержимое ее желудка, было принято суровое, но необходимое решение – «Мыть!».

Маман в дверях живописно заламывала жирные рученьки и хорошо поставленным звучным голосом сыпала на наши головы страшные обещания, ежели мы навредим (куда уж больше-то?!) ея трепетному дитяти.

Дикая собака бздинго, состоящая из тараканьих лапок, базедовых глазок и дрожащего тельца вносила свою долю хаоса, жалостно завывая и взлаивая. Суровую жизненную истину «Хорошо зафиксированная женщина в предварительных ласках не нуждается» я понял, когда впервые увидел, как с помощью двух простыней, можно примотать к стулу человека так, что он может только головой вертеть. Навык был освоен и применен в данном конкретном случае.

«Окуклив» неудавшуюся «самоубийцу» и приготовив тазик и ведро воды, без особой охоты, скажу честно, приступил к основной части трагикомедии. Преодолев вялое сопротивление и невнятное бормотание, я приготовился запихать в пищевод пьяненькой Белоснежки зонд для промывания желудка. Для тех, кто «не в теме» – это такая резиновая трубка, толщиной с большой палец (руки, разумеется!).

…Тут «недобитое» дитя откололо просто фееричный номер. Почувствовав жесткую хватку за челюсть, а во рту инородное тело, она вдруг встрепенулась, ухмыльнулась и, продемонстрировав немалый специфический навык, со свистом всосала сантиметров тридцать зонда! От неожиданности такого техничного исполнения процедуры я аж растерялся.

Мне бы развить успех, но природа взяла свое и, через мгновение, выплюнув зонд, дитя метнуло харч на добрых пару метров. Чистая коррида! Тореадоры – дети, а быки их — заводные пони, по сравнению с пируэтом сотрудника «скорой», спасающего свой халат от черно-зеленой струи (припоминаете последнее меню пациентки?). Маман увидев то, чем поделилась с дорогим ковром любимая доча, взвизгнула неожиданным фальцетом и брякнулась в обморок, чуть не прибив собачку-мутанта.

Потом была проза. Папенька занимался маменькой, спасая ее рассудок ваткой с нашатырем, я – дочкой, напрочь убивая в ней желание еще раз травиться всяким подручным гумусом. Выпитая зеленка, по пути «обратно», скрасила ее нежный образ, добавив изумрудно зеленую нижнюю челюсть и трудно смываемое пятно в виде слюнявчика на юном декольте. Сожранные антибиотики не успели вылечить ее от всех бактериальных инфекций сейчас и в будущем, но придали с помощью неслабого аллергического отека глаз и губ восточную пикантность, Фурациллин обеспечил «незаразность» всему, что осталось на ковре. Выпитая валерьянка – любовь «до гроба» всех соседских кошек. Ударная доза противозачаточных согрела надеждой, что «принцесса» если и будет размножаться, то только почкованием.

Далее было еще более скучно.

До папика дошло, что госпитализация дочечки в психушку плохо повлияет на его карьеру, и он пустился во все тяжкие. От умильного воркования, до угроз, от потрясания деньгами, до попыток позвонить начальству. Последнее было проделано совсем зря. Старший врач смены обладает особой прочностью и редкой несгибаемостью по части телефонных угроз во время смены. Это в жизни они бывают белые и пушистые, а вот на работе… Хулитель и сноб был мгновенно послан в пампасы, ловить бизонов собственной панамкой. Реакция была удивительной. Еще пару минут назад брызгавший слюной и оравший мужик, сломался. Сидел на полу у кровати дочери и плакал.

Необходимости в госпитализации в психиатрическую лечебницу собственно не было, да и ломать девке навсегда биографию не хотелось. Было конечно желание наказать резкого, как понос в Африке, папу, но не за счет, в общем-то, невиноватого в своей глупости ребенка. Потом пришло понимание. Он испугался. И страх за дочь сделал его таким. Грубым и агрессивным. Бог ему судья. «Бытовая пищевая интоксикация». Точка.

Автор: Дмитрий Федоров

Добавить комментарий