Негры и афроамериканцы

— Ну какой я афроамериканец? — развел руками негр по имени Максим.

— Достали меня в последнее время этим афроамериканцем! — он завелся с полоборота, — я родился в России, мама из Франции, из Марселя, папа из Воронежа. Ну причем тут Америка?

Чашка кофе в его руке сильно стукнулась о блюдце.

— Не бери в голову, Максимка! — попытался я расшевелить своего нового знакомого, — молодежь сейчас думать не умеет, только по фильмам живет, от реальности оторвана напрочь!

Мы сидели в кинокафе на Ленфильме, случайно познакомившись на съемках одного эпизода в кино.

— Да ладно молодежь! Киношники! Люди, которые призваны нести культуру в массы! Культуру! А они!

Не знаю, почему Максим заговорил на эту тему со мной, его новым знакомым. Может, по-настоящему его это задело?

— Прикол хочешь? Меня вчера расистом назвали! Меня, негра с черной кожей! Каково, а? — Максимка рассмеялся.

— Это как, расскажи! — я тоже улыбнулся.

— Читаю вчера объявление вконтактике, что нужен им на съемку афроамериканец. Пишу, мол, а негр не подойдет? — тут он улыбнулся еще шире.

— Почти сразу же на это моё сообщение посыпались ответы, что слово «негр» не толерантно совсем! — Максимка хлопнул ладонью по столу,- негра надо называть исключительно «афроамериканец», а кто этого не делает, тот расист и никак иначе.

— Ты им что-нибудь смог объяснить, надеюсь? — спросил я.

— Ага, объяснишь им! — Максим выругался, — со мной даже негр об этом спорил! Пришел в беседу, с ходу обвинил меня в расизме, написал целую простыню текста, в которой обвинял всех белых в оголтелом расизме и в итоге заявил, что все белые обязаны извиняться за те годы рабства, на которые обрекли «чернокожих братьев» белые американцы.

— В таком случае, при чем тут Россия? — удивился я, — на территории России рабства не было никогда.

— Я ему то же самое написал и от этого него так пригорело, что аж стул под задницей оплавился!

Я развел руками, Максим допил кофе и продолжил:

— В общем, вы, белые, обязаны извиняться за всех, кто притеснял негров. Потому, таких белых, как я, — Максимка показал на себя двумя руками, — надо бить и бить сильно, пока не пойму всю боль африканских народов, насильно загнанных на плантации.

— Фантастика! — только и смог сказать я. (лукавлю, конечно, выразился я намного грубее),- эти идиоты даже не поняли, с кем говорят?

— А как они поймут?- он достал смартфон и повернул ко мне его экран, — на аватарке у меня соседский кот, имя-фамилия вполне «белые»!

— Страничка открыта?

— Открыта для всех и фото для всех открыты! — кивнул головой Максим, — но ведь это же надо зайти, открыть, посмотреть, увидеть. Никто не сделал этого! Гораздо проще развести срач на пустом месте. Поэтому, когда я их спросил, почему меня, негра, родившегося и живущего в России, они записали в американцы, в том обсуждении настала тишина. Никто даже не извинился за оскорбления в мой адрес.

— У моего знакомого человека, который живет и работает в Екатеринбурге на телевидении, есть коллега с темным цветом кожи. Он вполне успешно ведет телепередачи в качестве ведущего. И первое время начинал он их с приветствия:» здравствуйте, дорогие земляки»!

Максим снова улыбнулся :

— Знаю я эту историю! Общались с ребятами, рассказали! Его так за это заклевали местные, что больше он их земляками не называет, хоть родился в Свердловске и всю жизнь провел в Екатеринбурге! Не земляк и всё.

— Да-да, именно про этот случай я и говорю, согласился я.

— Это еще что! — сказал Максим, вернувшись за столик с новой кружкой кофе и бутербродом, — мой дядя года три назад затроллил самих американцев, свихнувшихся на почве тотальной толерантности.

Пока Максим жевал бутерброд, я сгорал от любопытства, желая услышать продолжение истории про дядю.

— Мама жила в Марселе, я уже говорил, а вот её брат, мой дядя, жил в Лиле. Родился во Франции, в Африке никогда не бывал. И вот понадобилось ему съездить на конференцию по развитию компьютерных технологий в Чикаго.

— В каком-то кино такая поездка была уже, — я прищурил левый глаз, посмотрев на Максима.

Тот улыбнулся, согласно кивнул, и продолжил:

— Так вот, дядя зашел в одну забегаловку перекусить и в какой-то момент услышал от официанта в свой адрес слово «афроамериканец».

Как говорил дядя, настроение у него было отличным и он решил пошутить: подозвал того официанта и сказал, что он никакой не афроамериканец!

Бедняга официант растерялся — перед ним сидел обычный чернокожий мужчина и просил не называть его афроамериканцем! Но как? В штатах так заведено, что все чернокожие — афроамериканцы! Не найдя, что ответить странному посетителю, он вызвал администратора. Тот выбежал в растерянности, попросил объяснить проблему.

Дядя тогда объяснил, что ни к Африке, ни к Америке отношения не имеет, родился и живет в свободной Франции и называть его афроамериканцем не правильно!

Администратор рассыпался в извинениях и сказал, что весь ужин дяди за счет заведения. «Только не подавайте в суд, пожалуйста»! — дядя говорит, что смысл этой фразы дошел до него не сразу, а весь потенциал её он разглядел лишь на следующий день. И решил действовать!

Максиму рассказ об этом явно доставлял большое удовольствие и я его не перебивал:

— К вечеру у него с приятелем возник план: заходят в супермаркет или ресторан обязательно порознь.

Дядя или его приятель «забывали» на столике или в корзинке для покупок какую-то свою вещь, второй же, якобы находил и просил администратора вернуть всё «вон тому мужчине», который уходил не оглядываясь. Охране сообщали, что нужно догнать «афроамериканца».

Тогда уже дядя вступал в игру и требовал не называть его таким словом, так как он француз. Напирая на «нетолерантность», которую поддерживал и товарищ, представлявшийся тоже не афроамериканцем, а гражданином Германии, они намекали на необходимость «компенсировать ущерб» от «расистских высказываний».

— Рисковали очень, — покачал я головой, — могли и по голове настучать.

— Нет! Даже полицию вызвать боялись! Обвинения в расизме в штатах одно из самых серьезных. Потому и выбирали приятели общественное место, где много народа. Там главное — крикнуть погромче, а толпа не будет разбираться в деталях. Стоит лишь кому-нибудь услышать слово «расизм», поднимут скандал до небес!

— И что, работал такой финт ушами? Не верится мне!

— Дядя говорит, что работал! Когда продукты оплачивали им, когда обед за счет заведения, когда и деньги предлагали.

Я был удивлен этим фактом.

— Неужели всё настолько сложно? Неужели всё это доходит до такого маразма?

— Если завести толпу — доходит!

— И долго они так промышляли?

— Не долго, признался Максим, — дядя попытался провернуть свою афёру в баре, хозяином которого был бывший коп. Тот заподозрил мошенничество, вызвал коллег и дядя, не сообразив вовремя, что происходит, продолжил спектакль в присутствии полицейских и даже в участке, куда его доставили. Приятель смылся, а дядю депортировали, закрыв визу.

— Интересная байка. А что администрация киногруппы, с объявления которой начался твой рассказ?

— Администрация, — медленно проговорил Максим, — Отмазываться научились. Мне написали, что нужен именно афроамериканец с Нью-Йоркским акцентом! Ага! Для роли без слов в рекламе, где надо только улыбаться!

Добавить комментарий