Нью-Йоркский бандитизм

Я приехал в Америку молодым, здоровым и бессовестным. Нью Йорк был солнечен как моё настроение. А уж оно то было светлым и мечтательным. Я видел себя нечётко и смутно, но приятно. Из тумана будущего выступал я в «мерсе», я в обалденном костюме, как у Макса, из «Однажды в Америке», я в ванной с мешком кокаина как Тони в «Лицо со шрамом» ну или просто я как Сталлоне в «Первой крови», хоть и не в тему, но чего уж… Я грезил, что меня возьмут в «русскую мафию». А чего нет, — думал молодой бандит я, — рука пятьдесят сантиметров в обхвате и денег хочется, как из ружья. Что ещё надо?! Кто же как не я? Где, где они возьмут более подходящую кандидатуру.

На родине в это время мои сверстники сколачивали юные бригады, жгли ларьки конкурентов и торговали ворованными компьютерами. Один школьный друг — заряжал воду и изгонял бесов в пределах нашего района. Выйти на более серьёзный уровень ему не позволяли юноши из Чертаново — там был свой заряжальщик. Димка Куваев и Вовочка Крюков получили заем подо что то возвышенное типа «Общество страхования детей Самарканда от потопа» и скрылись.

У них там на родине жизнь кипела, подкидывала им шансы, искушения и возможности. Моя иммигрантская жизнь была полна лишь искушениями. Возможности отсyтcвовали. Я как Ассоль трепетно ждал аллых парусов в лице какого нибудь мясистомордого Матёрого, который пропишет мне путёвку в жизнь. Что бы он, держа в волосатых татуированных пальцах рюмку, выдал напутственное, типа — плыви с нами, пацан, по волнам блатной жизни. Нет, ну или я захожу в такую маленькую пиццерию с клетчатыми скатертями и там в глубине сидит какой нибудь чернявый хмырь с фейсом с таким брезгливым, с выражением превосходства, а вокруг него приспешники. Тоже такие итальянистые. И он мне так — подойди, и руку с огромным кольцом протягивает. Для поцелуя. Или даже попроще — иду я например по Брайтону и останавливается рядом лимузин. Открывается дверь, оттуда лёгкая волна духов, длинная изящная нога и потом появляется вся такая тонкая дама в мехах и сразу — уважаемый, мне нужен водитель-телохранитель-ёбарь. Тысяча в неделю вас устроит? Вообще в то время тысяча в неделю казались абсолютно запредельной суммой. Даже за меньшее можно было маму-папу продать.

Вот такие пирожки с котятами мерещились. Да…

А реальность не радовала. Замаячила серьёзная угроза — искать работу. Подъёмные балабасы закончились. Постылая мудрость — будет день — будет пища могла дать сбой и выполнить лишь первую часть уравнения. Ой, таки вэй!

Но провидение сжалилось над молодым балбесом — я случайно познакомился в бане с Азаматом. Это был большая большая гора мяса с двумя щёлочками глаз наверху. Азамат скорее всего был киргизом, впрочем он вполне мог оказаться и казахом. На груди у него раскинул крылья коряво наколотый орёл с откровенно еврейским профилем. Под орлом-евреем шла неровная строчка букв — «летит свободный». Наверное евроорёл летел в иммиграцию. Не знаю. Но главное, что массивный среднеазиат мне показался правильным пацаном!

Мы сидели на деревянных полках и потели.
— Жарка-а-а-а-а, — в никуда протянул Азамат.
— Да, — легко согласился я.
— У нас тоже жарка-а-а-а было, ой жаркаа-а-а-а.
— Где? — для поддержания разговора поинтересовался я.
— На родине-е-е-е, — размазал по отвисшим сиськам пот Азимат.

Полчаса спустя мы уже по-корефански сидели и пили пиво. Я пытался завести разговор в правильное русло.

Азамат тупил как утюг, а разговаривать напрямую, показывая заинтересованность я не хотел. Приходилось делать очень толстые намёки.

— Эхх, бабок ну совсем нет, скоро грузчиком придётся идти работать, однако, — говорил я, добавляя в конце каждого предложения «однако». Чёрт их знает, может у всех чуркобесов это как «приём» у радистов. Может без слова «однако» обладатель узких глаз не может усвоить мысль, высказанную по русски.
— Грузчиком тяжело-о-о-о-о, — кивал Азамат, — вот я сам на себя работаю.
— Да?! — сделал я ну очень заинтересованный еблет, — Завидую тебе! Брат, расскажи, однако.

Азамат раздулся от гордости так, что чуть не разорвал собой пластмассовый стул, куда он и так с трудом втиснулся боками. Он прямо аж залоснился от своей понтовитости и важно важно произнёс — Ну, я дела решаю. Людям помогаю у кого проблемы….И посмотрел на меня со значимостью. Очень внушительно посмотрел. Прямо как лидер Северной Кореи — какой то там Ын.

«Опана! Клюнуло! Прямо в цвет!» возликовал я, но виду не показал, а лениво процедил, — а, ну ясно, ясно. Я тоже в теме. А тебе партнёр не нужен?

Азамат смерил меня глазами. Подумал. Потом ещё раз подумал. Когда он думал, то его низкий лоб шёл складками.

— Ну ладно, — медленно кивнул Азамат, — посмотришь как я тут устроился. Давай через два часа. У меня как раз назначена стрелка….

«Попёрло, вот попёрло то!» — полетел я домой, представляя как я и Азамат идём выбивать долги, бить конкурентов или поджигать чей то бизнес. Не более чем через пол года я уже видел себя крутым бандюганом. Такой Брайтонский пират. Главное начать!

Дома я прикинул наличный гардероб. Что надеть на первое американское дело? Была конкретная кожаная куртка, джинсы американские, но привезённые из России, был тренировочный спортивный костюм, украинской фабрики с надписью РОССИЯ. Костюм я забраковал сразу. No more Russia. Теперь я американский бандит. Вторая рука самого Азамата.

Кожаный куртец был неплох. Особенно вместительные карманы куда можно было бы положить пистолет. Ну, когда выдадут.

В детские свои будни я таскал с собой цепочку с масенькой гирькой на конце. Один раз мне даже прилетело ею по голове, когда я изображал Зорро. А ещё я читал где то как следователь КГБ избивал диссидента большой подошвой. И следов, мол, не оставляет и удары хлёсткие. Разумно, подумал я, а вдруг выдастся случай показать себя при Азамате?

У меня была пара зимних ботинок. До зимы ещё далеко, а когда она придёт у меня уже будет стописят пар ботинок подумал я и отодрал подошву с одного ботинка. Несколько раз сделал хлёсткое движение представив как я буду ***чить врагов по трюфелям.

Подошва отлично, как литая, как рукоятка нагана, как рюмка, как маленькая упругая женская сися легла в руку. Оружие так себе, не «Парабеллум», нет, но в моих умелых руках оно будет грозно и разрушительно. Следователь КГБ был явно не дурак.

Итак я отправился на встречу в козырной куртке с подошвой в кармане для убеждения. И Азамат был роскошен — настоящий белый адидасовский костюм, большая жёлтая цепь, изображающая золотую, и туфли как Гуччи с красными носками. Вот как выглядят современные американские гангстеры отметил я на будущее.

Мы стояли на углу одинaдцатой улицы, напротив аптеки «где говорят по-русски» и магазина ортопедической обуви.
— Щас тут человечек подойдёт. Проблемы. Помочь надо, — коротко объяснял Азамат, — ты молчи и учись….Потом помогать будешь…А вон она идёт….

«Человечком» оказалась пожилая женщина с усталым лицом интеллигентной сволочи.

— Это вы, — полуутвердительно полувопросительно обратилась она к Азамату, — я от Фаины Яковлевны. Вы ей очень, очень помогли с соседом. Она благодарна…

Азамат быстро глянул на меня, надулся чукчей-самоваром и важно кивнул, — да, да помню Фаину Яковлевну, помню.

Женщина поджала бескоровные губки и обиженно засопела.
— Помогите, Азамат! Совсем проклятые черножопые замучили. Сил уж нет совсем. Притон устроили наркоманский…
— Так, так — сделал стойку Азамат, напрягшись всей тушей, — сколько их там, какие наркотики? Откуда знаете?
— Ну сколько их не скажу, — замялась женщина, — я одного только видела. Он как с работы приходит, так сразу свою отраву и курит. А у меня астма между прочим и я ветеран социалистического труда! — вдруг выкрикнула фальцетом дама и горестно махнула рукой, — хотя кого это здесь волнует…
— Достаёт вас? — участливо уточнил Азамат, — наказать?
— Достаёт, миленький, уж как достаёт, — запричитала тётка, — подо мной живёт гад. Я на пятом, а он, стало быть на четвёртом. И отраву свою как начнёт курить, так ко мне весь дым и идёт. А он мерзавец ещё свою негритянскую музыку слушает. Громко!
— Хорошо, я этим займусь, — согласился Азамат, — когда ЭТО должно быть сделано?
— Да так и сейчас в самый раз будет, — махнула ладошкой тётка, — он как раз дома и есть….

С этими словами она полезла к себе в сумочку и вытянула оттуда тонюсенькую пачечку денег. Просто промокашку какую то.

Азамат одним движением отправил деньги к себе в белый карман.

Однако, что то за совсем мало работаем, подумал я, то есть сейчас придём покалечим негра и это за какие то несколько десятков долларовских?! Это сколько же мне надо на приличную жизнь негров убавить?

А женщина тем временем уже прощалась.
— Ну спасибо вам, Азаматик, спасибо — и она засеменила обратно.
— Видал? — хвастливо посмотрел сверху вниз на меня Азамат, — идём работать…

И мы пошли работать. Идти благо было недалеко. То есть совсем. Прямо за углом. Оказалось что эта тётка назначила нам встречу непосредственно на соседней улице.

Азамат сверился с адреском на клочке бумажки, который дала ему заказчица. Обычный бруклинский дом. Шесть этажей.

— Лифтом не пользуемся, на меня пешком всегда хорошо действует — тихо и непонятно сказал мне Азамат и мы вошли в подъезд.

Тихо тихо мы поднимались по лестнице. Азамат, тяжело отдуваясь, карабкался первым. На четвёртом этаже мы остановились. Из за одной из дверей тянуло марихуаной и звучал рэп.

— Этот! — безошибочно ткнул пальцем Азамат и мы подошли к двери обидчика, — ты готов?
Я кивнул и сжал в кармане подошву — грозное оружие подлого следователя КГБ.

Но тут Азамат повёл себя непонятно.

Одним движением он стянул с себя вниз свои спортивные белые штаны и присел. Так резво, что я даже не ожидал от него такой прыти при весе за сто двадцать килограмм. Потом он секунду тужился, выдал короткий, резкий как хлопок хлыста, пук и тут же наложил огромную, просто колоcсальную кучу под дверь. Это была какая то фантастическая гора говна. Я никогда не видел столько экскрементов за один раз. Это было даже не говно, а концептуальное искусство в жанре абсолютного гигантизма. Куча была феерически обильна — абсолютно не верилось, что подобное может сотворить человек.

Мгновение и Азамат, не вытираясь, натянул свои белые адидасовскиe штаны и надавил кнопку электрического звонка.
— А что теперь?! — ничего не понимая воскликнул я, а Азамат уже бежал к лестнице.

На миллисекунду он остановился повернулся ко мне и крикнул:
— А теперь ТИКАЕМ!!!

Отсюда

Добавить комментарий