От водителя до санитара морга, или душевные переживания неподготовленного человека

Твоему вниманию предлагается рассказ, в котором почти не будет полезной информации, которая помогла бы в определенной жизненной ситуации. Это будет рассказ о первом дне в качестве работника ритуальных услуг, санитара этой же ритуалки, а в последствии и санитара морга.

Изначально мои посты задумывались, как полезные и информативные, но раз вам интересны мои душевные переживания — вот они.

Водитель спецмашины

Как я уже писал, поработав после института на заводе, понял, что это совсем не то, на что я рассчитывал в плане доходов, я уселся за газету с вакансиями. Смотрел все подряд. Т.к. мое образование не позволяло найти работу с достойной оплатой сразу, то рассматривал любую работу, с которой смог бы справиться.

На глаза попалось объявление «водитель спецмашины». Сразу подумалось, что речь идет о каком-нибудь автокране или погрузчике. Зарплата была хорошая, к тому же, у меня был опыт вождения грузовиков. Я позвонил. В разговоре мне сказали, что это не кран и не грузовик вовсе, а обычная ГАЗелька. Вернее, не совсем обычная). Подумал, посоветовался с девушкой и поехал на собеседование.

В 8:00 по указанному адресу меня ждало крыльцо над которым красовалась большая вывеска «Центр Ритуальных услуг». Я вошел в приемную, спросил по поводу собеседования, подождал минут пять, ко мне вышел мужик, представился и повел меня за собой. Пока мы шли по коридору он спросил возраст, стаж вождения и вид транспорта, на котором я ездил. Сказанное мной его явно обрадовало. И уже выходя во двор их здания он спросил с улыбкой, понимаю ли я, куда пришел, и как у меня с алкоголем. Я ответил, что понимаю всю специфику работы и особых переживаний по этому поводу не имею, ну и с алкоголем у меня проблем нет совсем. По одобрительному киванию я понял, что собеседование я прошел.

Во дворе стояли ПАЗики, ГАЗельки, пара Спринтеров, одна Сетра человек на 30 и несколько легковушек. Все машины, кроме легковых и одной ГАЗели имели фирменную ливрею (или как она там у машин называется).

Вот типа такой:

Мы прошли мимо всего этого автопарка и подошли к бортовой тентованной газели. На побитой ржавчиной двери была та же надпись, что и на бортах других машин.

К нам подошел невысокий мужичок и поздоровался. Тот, который меня собеседовал кивнул на невысокого со словами: «твой напарник тебе все расскажет» и свалил.

Тот был очень похож на еврея из «Брат 2».

Вот на этого:

Напарник закурил и начал мне ведать о том, что меня ждет. Рассказывал он очень быстро, очень подробно и, как по мне, чересчур детально. Я старался запомнить только главное.

И вот что это было.

Когда заказывают транспорт для небольших перевозок, по селу или по району города, там, где не надо перевозить людей, а лишь нужно транспортировать гроб — едет эта машина. Первый вариант — тело не забирали в морг, а оно лежало дома и ждало похорон. Самый распространенный. Ну и второй, когда гроб с телом забирался из морга без прощания, везется домой. А от туда, после прощания, не спеша на близкое кладбище.

Кузов машины представлял собой простую будку, застеленную коврами. На торцевой стене (та, что к кабине) висел большой красивый букет искусственных цветов и пара колонок. По бокам были две узкие лавки.

Приезжая на место, специальным ремнем поднимается край тента и фиксируется наверху. Задний борт откидывался и закрывался краем ковра, который свисал почти до земли. На борте была сварена мини-лесенка.

Гроб с телом ставили по середине. Там была пара направляющих, чтоб легче скользил по ковру. На лавки могли сесть немощные старушки или близкие родные. Ну а все остальные шли позади машины, провожая покойного в последний путь. Вот в общем и все, что я усвоил для себя из длинного и, в большинстве своем, бесполезного рассказа своего напарника.

В тот день я никуда не поехал. Получив подробные инструкции, я был отправлен в офис для оформления. Там меня ждал тот же мужик, что и в самом начале и пара молодых девчат. Поинтересовавшись моим настроем, и получив желаемый ответ, они взяли у меня документы и начали делать свою работу. Мужик в это время поводил меня по комнатам, показал, где и что. Туалет, комнату отдыха и т.д. Потом мы пошли в выставочный зал.

Сначала меня накрыло такое обилие гробов, венков и прочей похоронной атрибутики. Я почувствовал волнение, но быстро справился с ним. Даже чересчур быстро. Ключевым моментом было то, что это все меня не касалось. Одно — иметь дело с этим товаром во время похорон близкого, а совсем другое — просто возить и продавать. Пока меня знакомили с кладовщиком я совсем освоился и через несколько минут уже стоял и, смеясь, рассказывал истории с прошлой своей работы.

Выйдя из главной двери на улицу, глубоко вздохнув, и осознав, что нет никакой тревоги, я понял — работать смогу!

Первый день и первые похороны

На следующий день я вновь приехал к 8:00, и перекинувшись парой слов с женщиной в приемной, пошел через коридор во двор. У машины копошился напарник. Кстати, напарником он был только на первые два выезда — потом я сам.

На водительском сидении лежали бумаги. Бывалый объяснил, что это наш план на сегодня. На листке было написано время подачи машины, адрес и список того, что мы должны доставить на место.

В этот раз машина была заказана на 11:00. Ехать в какое-то село, о котором я и не слышал километров за 80, короче ебеня…

Список был небольшой. Напротив наименования стоял артикль и количество.

Была и точно такая же бумага, но уже без артиклей, зато с ценами — это для заказчика. Все уже было оплачено при заказе и нам перед выездом надо было погрузить все в машину.

Напарник протянул мне ключи и кивком пригласил меня на водительское место. Я залез, повернул ключ и эта колымага, кашляя и чихая завелась. Холостые были очень неровные. Тогда я не думал, что это проблема, но потом… Но обо всем по порядку.

Я выехал, сдал задом к двери в склад и пошел принимать товар.

Кладовщик взяла бумажку и показывая нам на предметы говорил, сколько чего. Набор был такой: Гроб — 1 шт. Крест деревянный (временный) с табличкой — 1 шт. Покрывало православное — 1 шт. Венки — не помню уже сколько. Корзина живых цветов — 1 шт. Полотенце на крест — 1 шт. Платки на венки — тоже не помню, по два на каждый венок.

Мы резво схватили нужный гроб с полки. Я тогда удивился, какой он легкий. Вспоминал еще, как на похоронах близких его с трудом несут мужики, а тут можно одному его легко закинуть в машину. Я взял гроб, а напарник — крышку. Он пах сосной и синтетикой. Это был дешевый, изнутри оббитый просвечивающейся тканью, гроб. Из тонких досок и простенькой наружной оббивки. Гроб, накрытый крышкой, занял место посередине кузова, на него мы уложили венки. Крест положили рядом. Корзину с цветами закрепили резиновой лентой. Все платочки были аккуратно сложены в пакет кладовщиком и переданы нам. Напарник проверил содержимое и уже в машине сказал мне, чтоб я все всегда проверял. Ведь именно мне придется с родней выяснять, почему я не привез, что они заказали. Или привез совсем не то. Ошибка кладовщика — для них не утешение.

Там же в машине мне был представлен пакет с платочками всякими, свечками и прочими атрибутами. Нужен этот пакет был для непредвиденных случаев, когда родня забыла что-то купить или им не хватает купленного количества. Вот тут то мы и продаем все недостающее. Цены, как и в офисе. В пакете лежал прайс и накладная. После каждой продажи нужно было сдавать нал в кассу. Также в бардачке лежала толстая очень подробная карта нашей местности. Напарник протянул ее мне со словами: «ищи». Найти нужное место не составило труда. Мы прикинули и решили, что есть еще пол часа до выезда. Напарник пошел смотреть телек в комнату отдыха, а я остался рассматривать катафалки. Было интересно и совсем не страшно. Металлический подиум под гроб в ГАЗеле, жестяной пол ПАЗика — все это притягивало взгляд своей необычностью. Пока я шарился по территории прошли пол часа и мой напарник заспанный вышел ко мне. Я прыгнул в машину и мы поехали.

Ах, да! Забыл. В машине была магнитола и казенная флешка с похоронными мелодиями. Специальный переключатель переключал выход звука салон/кузов. В дороге мы слушали свою музыку, а на заказе переключали и ставили то, что было согласовано при заказе.

Подъезжая к адресу я немного нервничал. Я не знал, что делать, не знал, как себя вести. Напарник же мой был спокоен, как удав. Мне показалось, что он был немного пьян. Мы остановились и к нам тут же подошли люди. Я открыл борт, а мой напарник передал женщине в черном платке листок со списком и ценами. Я огляделся и занервничал еще сильнее. Все вокруг говорила о том, что во дворе похороны. Открытые ворота, припаркованные вокруг двора машины, заплаканные женщины в платках и курящие хмурые мужики. Мне была знакома эта обстановка. Ладошки вспотели, а в висках я почувствовал пульс.

Люди понемногу выносили венки и расставляли их у стены, там же поставили и крест. Я снял крышку с гроба и поставил ее у машины. Подошли двое мужчин, вытащили гроб и понесли в дом. Я хотел было взять крышку, но напарник взял меня за рукав и сказал, чтоб я от машины не отходил ни на шаг.

— Ты водитель! Запомни! — тихо говорил он мне, чтоб другие не слышали.

Он сказал, что я отвечаю за машину и за пакет с платками. И на этом все! Его замечание было разумным и привело меня в чувство. Эта беготня с венками и общая обстановка напрягали меня.

Через минут 20 из дома повалил народ. Во дворе поставили табуретки и из двери показался гроб с телом мужчины лет 55-65.

Вот оно! Вот так носят гроб — подумал я. А не в одиночку и без напряга. Шестеро сельских мужиков вынесли гроб и поставили на табуретки. У гроба завыла женщина. От ее воя по спине у меня пробежал холодок. Умом я понимал, что это нормально и что эти люди мне чужие, но этот плач… Чтоб не видеть все это я зашел за машину. Но хер там! Отсутствия зрительного контакта ничуть не умаляло тот факт, что мне было не по себе от ее плача. Потом заголосили еще пара женщин. И меня отпустило. Вот прям все это напряжение разом ушло. Слышать многоголосие плача было куда спокойнее, чем тот одинокий полу плач, полу вой. В тот момент я подумал, что на этой работе я наслушаюсь разных плачей. И был прав.

Не знаю, сколько они там плакали. Когда ко мне подошел мужчина я понял — пора. Выйдя из-за машины, я увидел, что гроб несут через ворота к машине. Повозившись, его поставили на место, рядом положили крышку. Люди не спеша брали венки, крест и выстраивались в колонну. Ко мне подошла очень заплаканная женщина и скомандовала: «едем». Я почему то был уверен, что выла именно она. Никаких доказательств не было, все они были похожи друг на друга, просто я так для себя решил.

Поворот ключа и машина загудела. Я включил первую и, плавно отпуская сцепление, как на занятиях в автошколе, начал движение. Я понимал, что в кузове лежит тело и каждая кочка откликнется на нем, а с ним и на его родных, которые идут за машиной. Я был аккуратен, как мог. Но сраный мотор упорно не хотел работать ровно на малых оборотах. Я жег сцепление, но старался держать постоянную скорость пешехода. Пока мы доехали до кладбища я был мокрый от пота. Ведя эту развалюху, я совсем отвлекся от похорон и всего этого. Была задача — вести машину медленно и ровно. Я выкладывался на 100% и меня совсем не оставалось на другие задачи, типа переживаний или грустных мыслей.

Как только гроб покинул машину, я заправил край ковра в кузов и спустил тент. К напарнику подошла женщина и протянула ему пакет. Он кивнул и сел в машину. Обратно мы ехали под нескончаемую болтовню напарника, но его разговоры меня уже не так бесили.

По приезду пакет он отдал мне со словами: «твое. заработал». В пакете было пара пирогов, полотенце, конфеты, печенье, бутылка водки и 500 рублей.

Мы приехали в гараж и распрощались. Деньги делить он не захотел. Я же домой не спешил ехать. Нашел начальника автопарка (тот мужик, что меня собеседовал) и спросил, как чинят машины у них. Мириться с плавающими оборотами я не хотел. Оказалось, неподалеку есть СТО, которая обслуживает наш парк, и уже через пару часов моя машина урчала, как довольный котенок. Дома я выложил на стол заработанное от чего у моей девушки очень округлились глаза О_о. Пироги и печенье мы есть не стали — побрезговали. А конфеты с чаем ушли на ура. Водка отправилась в шкаф. Вскоре ее стало столько, что хранить бутылки приходилось на балконе в ящиках. Вечером я долго не мог уснуть, в голове стоял вой той женщины. Но усталость взяла свое и я уснул. Так прошел мой первый день в качестве водителя похоронного транспорта.

Со временем я научился не замечать плачи, истерики, вой, причитания… Я их слышал, но не воспринимал. Иначе можно было свихнуться. Каждый день вокруг тебя рыдания. Дети, женщины. Самый тяжелый плачь — это плачь мужчины над своим ребенком. Вот к этому я так и не смог привыкнуть. Может по-тому, что я сам мужик и мне это было ближе всего.

Санитарная машина

Так я покатался с годик. Иногда в гараже я сталкивался с бригадой санитаров нашей похоронки. Она ездила на вызовы, если агент пропихивал услугу вывоза тела. По сути — это была такая же труповозка, что и коммунальная, но платная. Она привозила тело в тот же морг, что и бесплатная, с той лишь разницей, что тела, которые привозили мы — мы и приводили в порядок. Одевали, красили и готовили к выдаче. За что получали гонорар. Для местных санитаров эти тела были не интересны. Они с них ничего не имели.

И вот однажды утром, перед выездом ко мне подошел начальник и попросил пересесть на санитарку. Там водила забухал и его уволили. Вообще бухалово было основной проблемой. И там и тут, на каждом шагу родня дает бутылку на помин. Слабые спивались на два счета.

Я согласился и на следующий день сел за руль свеженькой ГАЗели.

Вот примерно так она была оборудована:

Моя работа заключалась в том, что я еду по адресу и открываю/закрываю заднюю дверь — все! А з/п больше. Чего ж не согласится. Санитары были немногословны и вообще почти не шли на контакт. Потом расскажу, почему.

И вот мой первый выезд.

Спальный р-н. Есть улица, дом и подъезд. На месте нас ждал труп, который лежал прям у подъезда, накрытый черной курткой, полиция и немного зевак. К машине подошел человек — наш агент. Он перекинулся парой слов с санитарами и те принялись за работу.

Пока санитары надевали перчатки, я открыл заднюю дверь. Они ловко выхватили носилки и двинулись к телу. Я всматривался во все глаза в то, что происходило. Они ловко скинули куртку, передали ее родственнику, который стоял с нашим агентом и в один рывок положили тело на носилки. Так же ловко взяли их и закинули в кузов. Дверь захлопнулась, а у меня в голове была мысль, что это произошло так быстро, что я даже лица покойника не рассмотрел. Профи, что сказать. Пока мы ехали в морг санитары лишь сказали, что он умер от алкогольного отравления. Нажрался и помер прям на лавке у подъезда.

Это было впервые, когда я не забирал тело из морга, а привозил его туда.

Въезжая в ворота, санитар по мобильному набрал кого-то и скомандовал: «отворяй». Пока я подгонял машину задом к двери, та открылась. Санитары понесли тело в здание. Когда его вынимали из кузова, я посмотрел на лицо. Алкаш-алкашем… В заблеванной рубахе, синие губы, полуоткрытые глаза. Вообще никаких эмоций он у меня не вызвал. Вообще! И таких тел было много — никаких эмоций. Все проходило по простой схеме: подъехал, открыл дверь, ребята закинули, закрыл, приехал, открыл, выгрузили.

Постепенно я замечал, что у агента и санитаров непростые отношения, а какие-то мутки. Именно поэтому они и не откровенничали со мной. Но зарабатывали явно побольше меня. НАМНОГО больше.

Санитар

И вот настал тот день. Меня вызвал к себе директор и предложил должность санитара. Я, не раздумывая, согласился! Он предупредил меня, что там есть своя кухня и чтоб я четко слушался напарника в первое время пока не привыкну. И в тот же день я отдал ключи и впервые надел синие перчатки повышенной прочности.

Выезд. Квартира в 9-ти этажке. Приезжаем, надеваю перчатки и чувствую, как дрожат руки.

— Не ссы! — подбадривал меня коллега…

И мы пошли к подъезду. Ржавая дверь без замков и домофона. На 3-м этаже мы остановились перед нужной квартирой. Натянули маски на лицо и коллега нажал на звонок. Нам открыли без вопросов и тихим голосом сказали, куда идти. Темный коридор, я немного очкую и стою, как вкопанный, коллега толкает в бок — мы идем.

На диване лежит женщина лет 50-ти в ночной рубахе. У ее головы на табуретке сидит мужчина, в комнате еще трое или четверо людей. Среди них и наш агент.

Мой напарник просит мужчину отойти и убрать табуретку. Мы опускаем носилки у дивана на пол и подходим к телу. Я со стороны ног. Беру за щиколотки и чувствую через перчатки холодные ноги! Виду я старался не подавать, но внутри все орало: «Ты трогаешь труп!!!! Холодное, мертвое тело!!!! АААА!!! Нахуя оно тебе надо?? Ты сойдешь с ума! Заразишься и сдохнешь!!!».

Борясь с этим орущим внутренним голосом, я молча перекладывал тело на носилки. Как только труп был уложен — мы начали движение к выходу. За нами пошел агент. Лестница была широкая и мы без труда спустили тело, даже не пристегивая. Когда мы вышли на улицу, нас ждала открытая дверь ГАЗели. Мы закинули носилки в кузов, сняли перчатки и бросили их туда же.

Агент подошел к нам и сказал: «54 года, сердце, хоронить будут из морга, делать минимум, но хорошо, вынесут сами, одежду привезу вечером», и напоследок протянул коллеге деньги. Вот и причина не контачить с водилой. Его в долю не брали. Мы сели в машину и поехали в морг. Там, как всегда был звонок и открытая дверь.

Мы натянули перчатки и взялись за ручки носилок.

И вот он! Тот момент, когда я переступил порог морга. Я был тут и раньше, но только в траурном зале, на выдаче. А тут — самое нутро. Запах ударил в нос. Сладкий какой-то, с нотками говна и тухлятины. Ком подошел к горлу. Я очень пожалел, что последовал примеру напарника и не надел маску. Тут она была намного нужнее, чем в квартире.

И вот мы на месте. Небольшая комната, кафельный пол и стены потрепанные временем.

Типа такой, только без стола:

На полу 2 тела в одежде. Одно — на боку, второе — на спине с открытым ртом. Чуть дальше по коридору — голое желтое тело на каталке со скомканным швом по всему брюху. Рука свисает с каталки, вторая — на животе. Голова повернута набок. Я не мог оторвать глаз от него. И лишь слова напарника: «чего завис, идем!», привели меня в себя и я поплелся за ним.

Выйдя на улицу, я жадно вдыхал воздух, но избавится от вони не мог. Она была повсюду. Впервые, я с жадностью дышал сигаретным дымом, который витал в машине от сигареты водителя! Я сам не курю, но тогда — это было лучше, чем вонь воздуха вокруг меня. Этот запах меня преследовал до самого вечера. И даже после душа я его немного чувствовал, хотя жена (к тому времени, мы уже поженились) ничего не учуяла. Это было больше психологически. Мозг так был впечатлен этим запахом, что не отпускал его. По окончанию рабочего дня, санитар-напарник сказал, что пока я не буду готовить тела к выдаче, попривыкну, а потом уже. Потом я понял, он просто не хотел делиться. Я получил малую часть денег, переданных агентом и уехал домой, а напарник поехал в морг готовить тела.

Уже через неделю я таскал трупы, будто всегда это делал и начал нависать на напарника, что хочу участвовать во всем. И вот после смены я поехал с ним в морг, готовить наших к завтрашней выдаче. У нас была одежда переданная агентом и краткое описание того, что надо.

Готовить надо было два тела. Мне достался мужик средних лет. Одеть его мне помог напарник и рассказал, как и что (процесс я уже описал в посте про подготовку тела). Потом протянул пудру и показал, как ее наносить. У меня получалось и уже через некоторое время мужик был, как огурчик. Синий цвет лица и рук сменился на желтовато-розовый.  По указанию коллеги, я связал его руки в нужной позе и наложил ветоши под голову, чтоб она была в том же положении, что будет в гробу. Как сказал мой напарник: «чтоб привыкала». Это нужно было для того, чтоб оценить, как тело будет выглядеть на выдаче. А то на каталке одно, а в гробу — другое.

Так я и стал полноценным санитаром ритуалки.

Я уже писал, что все эти агенты, санитары их беспредел и попустительство начальства провоцировали конфликт между ними и мной. Денег мне вполне хватало и без разводилова клиентов, я не хотел принимать в этом участие и тем самым мешал им разводить родню на бабки. Но работу не бросал — кормить семью надо было.

Но один звонок решил мою судьбу.

Санитар морга

Мне позвонил знакомый и позвал в судебный морг ночным санитаром. Я с радостью согласился и уже через неделю, довольный собой, нес документы в отдел кадров бюро СМЭ!

К тому времени я уже знал устройство морга. Мы возили и работали в другом, но в общем все устроено было примерно так же. Я привык к запахам, к виду мертвых тел, к их холоду и тяжести. У меня не шевелился ни один мускул на лице, когда я переворачивал тело или закрывал ему глаза. Я уже неоднократно шил рот, тампонировал отверстия и при этом мог напевать какую-нибудь песенку. Так что работа ночного санитара была, как курорт. Спишь, иногда открываешь дверь, показываешь, куда положить проверяешь документы и все! Иногда меня просили намарафетить тело, если санитары не успевали днем и за это мне капала денюжка, а вскоре, я перешел на постоянную должность дневного санитара.

Меня готовили на эту должность заранее и я был на вскрытиях, видел, что и как делают и был готов.

И вот настал черед моего первого распила головы. Дед. Старый. Седой. Худой. Рядом стоит старший коллега и эксперт. Со всеми у меня хорошие отношения, и под их одобрение, я начинаю. Беру скальпель и уверенной рукой делаю надрез. В душе мир и спокойствие по поводу мертвого тела и подобных мыслей. Я вижу лишь работу. Но волнение очень сильное от боязни сделать не правильно и разочаровать коллег. Надрез получился вполне сносный. С сепарированием кожи я повозился долго, но советы и подсказки очень помогали мне. И вот передо мной череп, а в руке ножовка.

Такая же, видавшая жизнь, запачканная кровью и жиром.

Как мне сказали, вначале надо научится ножовкой, а потом уже осваивать электроинструмент. Пилить кость было легко. А вот зафиксировать голову — не очень. Она болталась, как собачий хвост. Попробовав разные способы, я нашел наилучший. Под ухо подложил деревяшку и прижал к ней голову с другой стороны. Когда распил был готов, я сковырнул кость при помощи молотка и специального инструмента, и принялся за извлечение мозга. Тут повозиться пришлось, но и это было позади. Первая часть завершена. Есть время отдышаться и приготовится ко второй. Я не выходил из секционки все время, пока эксперт исследовал труп и диктовал акт. Когда его работа была закончена — нужно было все зашить и помыть. С головой вообще было все просто. Я даже удивился, насколько легко кожа вернулась на место.

Но когда я подошел к телу, чтоб зашить брюшную полость — немного растерялся. Картина завораживала. Пустое тело. Совершенно пустое! А в ногах лежит исполосованный органокомплекс. Все перепачкано кровищей, и содержимым ЖКТ. Под подбадривание санитара, я начал укладывать все в тело. Просто навалом, как попало. Органы сами расплывались и заполняли все пространство равномерно. Когда тело было заполнено, а в ногах ничего не осталось я начал шить. Мне подсказывали, что и как делать, где тянуть посильнее, а где не перетягивать. Где чаще шить, а где реже. Окончанием всего этого была мойка. Я поливал тело, смывая кровь, и наблюдая, как красная вода стекает в слив, чувствовал облегчение. Я был рад! Реально!!! Очень рад и доволен собой! Я сделал это. Не запорол, не блеванул и не заволновался. Я был крут! Когда мы увозили этого деда в холодильник, я мысленно поблагодарил его за помощь. Я был искренне благодарен ему за то, что тот помог мне обрести уверенность! Мне было все равно, что это чей-то родственник, что он прожил длинную жизнь, все-равно, что он умер. Это была работа и я ее сделал на отлично!

Потом было много трупов, много вскрытий, бальзамирований, грима. И с каждым телом я набирался опыта и ловкости. Сейчас вскрытия проходят на автомате, но я всегда помню того деда. Скорее даже не деда, а труп деда, с которого я начинал.

Работа в бюро меня полностью устраивала, а хорошие отношения с коллегами породили прекрасную атмосферу в коллективе, что и по сей день способствует плодотворной работе.

Конечно возникают тяжелые ситуации, привозят детей, молодых девушек и парней. Изнасилованных и изуродованных. И это все достаточно тяжело. Но в каких-то разумных пределах. Мы научились не носить работу с собой. Научились отстраняться от нее и не переваривать ее, не пропускать через себя.

Обычно при работе с криминальными, насильственными телами в душе злоба и надежда, что виновный будет наказан. Такие же эмоции и у эксперта. Как мне рассказывали, когда он подходит к столу с изнасилованной, убитой молодой девушкой, то в голове лишь одна мысль: «добыть как можно больше улик и доказательств!». В первую очередь, мы все профессионалы в этом месте, а потом уже люди.

Итог

Как видите, похороны, в моральном плане, на меня произвели гораздо большее впечатление, нежели вскрытие тела. Лично для меня боль и моральные переживания людей, куда тяжелее, чем вид, запах и работа с трупом.

Я был на многих похоронах, а еще больше на выдачах, что так же является началом похорон. И сходу могу различить, кто искренне горюет, а кто делает вид. Кто убит горем, а кто пришел на похороны по долгу или, чтоб не осудили. Видел похороны, на которых старались побыстрее закинуть тело в яму и нажраться. Видел, как пьяные несуны роняли гроб по пути в машину. Я видел многое.

Но при этом сумел выстроить стену вокруг себя и оградится от чужого горя. При этом я остался любящим мужем, отцом и сыном. Я люблю свою работу и рад, что являюсь винтиком, как в судебной медицине, помогая нашему правосудию наказывать негодяев, так и помогать людям отпустить родного человека и принять его уход.

Пару слов о нужности похорон и прощании

Много тут писали о том, что тело надо выкинуть в канаву или сжигать голыми, без всяких прощаний и церемоний, но я против. Это мое личное мнение, я его не навязываю.

Я лишь считаю, что прощание с родным, у гроба помогает принять утрату, осознать и отпустить. Я против целований и крайне не советую этого делать по причине инфекций и химии, которая изобилует на трупе Но я за то, чтоб подойти к гробу, посмотреть на родного человека, попросить прощения, и главное, самому простить его! Для этого нужно прощание. Не зря оно так называется. Мы должны оставаться людьми всегда.

Фух, вот это написал. Пожалуй самый длинный мой пост. Писалось очень легко, на одном дыхании и без остановок. Приходилось даже себя сдерживать и выкладывать информацию лаконичнее. А то иногда чувствовал, что начинает нести и могу настрочить несколько томов.

Для тех, кто не в курсе, пост был написан по просьбе читателей после прочтения предыдущих постов, в которых мной описана работа санитара и еще немного из этой сферы.

Автор: HaronAid (Пикабу)

Байки санитара морга в 2-х частях

Байки санитара морга. Часть 3: блатные клиенты

Байки санитара морга. Как ими становятся и что делают эти мрачные люди

Байки санитара морга: бальзамирование и постмортальная подготовка тела

Байки санитара морга: невостребованные тела, интересные находки и другие вопросы из комментариев

Байки санитара морга: интересный случай с работы

Добавить комментарий