«Последний звонок» по мечте

Смотрю я каждый раз на этих всех девочек и мальчиков с ленточками, радуюсь и одновременно сочувствую. Радуюсь потому, что еще помню, как был уверенным, что будущее целиком и полностью в моих руках. Сочувствую, потому что уже знаю, что это совсем не так. А всем этим жизнерадостным девочкам в фартучках-бантиках и мальчикам в костюмчиках только предстоят первые настоящие удары от её величества Жизни. Ведь бьет она совершенно не так, как боксеры на ринге – не по каким-то там джентльменским правилам. А исподтишка, как гопник в неблагополучном районе: он и безо всяких уловок имеет перед тобой преимущество, но его удар всегда внезапен. Держать удар – самое, наверное, главное умение в этой жизни.

Я был на встрече выпускников всего единожды. Подробностей вступления в этот «клуб предавших мечты» я не помню. Наверное, как это обычно бывает, мне позвонили, предложили скинуться деньгами, сказали, что и где. Я подумал, что юбилей – это ж всегда торжественное, радостное мероприятие и согласился. К слову, все совпадения — не совпадения. Имена я всё равно поменял.

Арендовали ресторанчик, заказали чего-то и понеслась. Может быть, и не понеслась бы, но с собой принесли больше, чем заказали, и пришла всего половина от обещавших. А обещали все.

Несколько первых рюмок/бокалов всё было чинно и благородно. Зажигалка-Таня, которой и в школе доверяли проводить мероприятия, собирать деньги на всякие шторы, толкнула пару витиеватых тостов про то, что, мол, наконец-то самый лучший класс собрался, про то, что школьные годы навсегда в наших сердцах… А потом, как и на любой пьянке, коих у меня за эти десять лет было в избытке, все поделились на группки и в каждой из них стали наливать себе сами.

А я, попутно накидываясь алкоголем, слушал, как Ваня Карягин хвастается, что может выпить хоть два литра, потому что он теперь помощник прокурора и положение обязывает. Где логика, я хуй его знает, но для Вани это было важно, потому что «да ты знаешь, с какими людями я пью!» прозвучало только за первый час посиделок раз двадцать. А я смотрел на Ваню и вспоминал, как на переменах он с упоением пересказывал сюжет очередного фантастического романа, восхищался героями, придуманными мирами и делился тем, каким видит фильм по книге. Какие ракурсы, где лучше было бы снимать, освещение, звуки.

Краем другого уха я улавливал обрывки истории о том, что у Машки Севрюковой младшенький вчера умильно срыгнул, перемежающиеся с лекцией по домострою, суть которой сводилась к тому, что надо рожать чаще, но больше, и любой мужик, даже если охладеет к тебе, то к детям уж никогда не охладеет. Ведь дети – это кровиночка, это смысл и суть. А тем, которые не испытали радости материнства, вообще надо запретить паспорта выдавать. Ибо самая первостепенная задача – рожать и готовить борщ для мужа. Чтоб тот не ушёл. И вспоминал я портреты, которые Севрюкова рисовала на уроках алгебры, вместо того, чтобы решать уравнения. Хорошие были портреты. Я так и сейчас, с моими знаниями фотошопа, фотографию в рисунок не превращу, как она одним только карандашом на альбомном листе могла.

Смотрел я на Макса Ищенко, подливавшего вина Ленке Никаноровой и вспоминал, что на выпускном она ему так и не дала. Хотя знаки внимания от него всегда принимала. С легкой, надменной благосклонностью. Ну, оно и понятно – первая красавица класса. А не дала, то ли потому, что от Максимки, кроме помощи в решении контрольных, ей ничего не нужно было, то ли потому, что ухажер у нее тогда был. Перспективный третьекурсник престижного универа.

И она, и Макс знают, что третьекурсника уже давно след простыл. На память Ленке только ребенок от него остался. Плюс, нереализованная мечта открыть кофейню, в которой будет много сортов кофе и не будет алкоголя. Ну а как матери-одиночке бизнесом заниматься, когда ребенок всё твоё время отнимает? И поклонникам, сначала беременная, а потом подрастерявшая красоту от бессонных ночей, как назло, не нужна стала. Но Ленка не знает, что ухаживания Максовы сегодняшние, не от того, что за десять лет любовь не остыла, а от того, что пунктик невыполненный остался – трахнуть Лену. Даже, пусть она уже и не первая красавица класса. Да и вообще не красавица.

Забавности ситуации добавляет то, что в выпускном классе Макс помимо химии с физикой, отлично рифмовал. Заслушаешься. Не то, что реперы нынешние. Мог на спор, без глагольных рифм, как Есенин, на ходу, о чем хочешь. Хоть пафосно о весне и любви, хоть с юмором о том, какая зануда наша географичка. И очень часто посвящал свои импровизации «недосягаемой красоте» Лены Никаноровой. А подливая вино, я-то краем уха слышал, читал ей же стихи Марии Семеновой о верности и благородстве. Надеясь трахнуть, поставить галочку напротив выполненной задачи и исчезнуть с радаров, как тот третьекурсник.

Зажигалочка-Таня восторженно, как и в школе, когда организацией мероприятий занималась, рассказывала, какие разные люди приходят к ним в маникюрный салон, как она виртуозно выходит из ситуаций, когда ногти проблемные и какая к ней постоянно очередь. Но на самом деле не радостью делилась наша Таня, а ненавязчиво намекала, что к ней можно на ноготочки записаться.

И вспоминал, как Зажигалкина, на выпускном, слегка пьяненькая, сидела рядом со мной на парапете и рассудительно делилась мыслями о том, что при правильной организации процесса обязательно наш зашатанный ДК поднимется на новый уровень. Чтобы там собирались не две калеки, три чумы и один юродивый, на своих же деточек танцующих посмотреть, а нормальные концерты проводились, репетиционная база для молодых коллективов была, театральные постановки, КВН, хоть и местный. Для того и подает документы в ИКИ – Институт культуры и искусств.

И напивались за сдвинутыми столами несостоявшиеся архитекторы, дизайнеры, нейрохирурги, музыканты, поэты. И упоенно хвалили ту жизнь, которую выбрали, предав мечту. Я узнал от мечтавшей стать дизайнером Оли, что быть бухгалтером – это почет и уважение коллектива. От бредившего собственной рок-группой Витьки, что доходов от ремонта мелкой бытовой техники хватает даже на приличный отпуск заграницей, если набрать в штат башковитых мастеров.

Узнал, сколько стоит поклейка квадратного метра обоев от человека, выхаживавшего всю больную и бесперспективную живность в округе от раненой вороны до выставленных кем-то перед подъездной дверью слепых, беспомощных котят и планировавшего поступить в Ветеринарный ВУЗ.

Единственным по-настоящему счастливым человеком на той встрече выпускников был Славик Луков. Он работал охранником в какой-то мелкой конторе, сутки через трое. И позволить себе скинуться на это мероприятие смог только потому, что на днях наконец-то продал полутораметровую модель испанского галеона, которую клеил последних два года. Он моделированием со школы увлекался. Но не так масштабно. Покупные, пластмассовые клеил. Но всё их усовершенствовать норовил, улучшить. Раскрасить как-то по-особому, детальки надфилем подточить, чтобы к реальным ближе было.

Как рассказывал сам Славка, когда мы вышли на очередной перекур, он и в охрану-то пошел, чтобы время было заниматься моделями: сутки отработал, день отоспался – и полтора суток возится в своё удовольствие, детальки вытачивает, шлифует, клеит.

Рассказывает, а сам аж светится!

Я на тот момент все так же катался по стране на электричках, по концертам, тусовкам, фестам, сейшенам: садился в первую попавшуюся, на какой-то из станций сходил, брал новый билет и дальше… Мне похвастаться было не чем, кроме пары песен, которые на мои стихи записала белорусская рок-группа «Афазия». Но достижением я это не считал, а потому, скромно молчал. Ну в самом-то деле, чем хвастаться? Автографов у меня не просили, с Братьями Самойловыми я не в одной тусовке, на концерт Metallica так ни разу и не попал. Делал заметки прямо в дороге, вот и всё. Фактически, лежал в сторону мечты.

Сочинять истории и складывать стихи я до сих пор не бросил, отчасти благодаря Славику. Тот разговор, во время перекура, дал мне понять, что достигать мечты тяжелее, чем просто мечтать. Для этого нужно, чтобы мечта стала целью, но не перестала быть мечтой.

И вот каждый раз, когда я смотрю на этих девочек в фартучках, с бантами и мальчиков в костюмчиках, я радуюсь тому, что у всех них есть какая-то мечта. И заранее сочувствую тому большинству из них, которое свою мечту обязательно предаст. Принесет в жертву сытому желудку, мужу, чтобы тот не ушел к другой, лишним десяти рублям за квадратный метр поклеенных обоев, записи на ноготочки и ежегодному отдыху где-нибудь в Турции по системе «все включено», кроме мечты.

Автор: VampiRUS (ЯПъ)

Добавить комментарий