Заметки прокурорского следака. Часть 6

Итак, продолжим. Кодовое название этого уголовного дела в стенах родной прокуратуры — «нехороший подъезд» — нагло сплагиачено у Михаила Афанасьевича.

Август 2004, субботнее утро, жара +32 в тени. Детишки, играющие возле высотной монолитки во дворе, пожаловались мамам, что в песочнице плохо пахнет. Одна из мам работала на Скорой помощи, поэтому в благоухающем аромате почуяла какой-то трупный запах. Вызов 02, но сотрудники дежурной части отказались принимать ее заявку по причине «отсутствия причины вызова», а «запах к делу не пришьешь». Раздраженная женщина зовёт мужа — «где хочешь найди лопату и начинай копать, воняет в песочнице».

Не успевший к тому времени еще похмелиться муж, особо не разобравшись в ситуации, понял только, что его, заслуженного железнодорожника, в субботнее утро гонят от распития законной полторашки холодного пива с соседом куда-то на улицу в жару что-то копать, потому, недолго думая, взял со стола палку конской колбасы и «поучил жену» прямым ударом жесткой как скалка колбасой прямиком в лоб с криком «Да ты заебала, тебе постоянно везде воняет!». Совершенно не ожидавшая такой реакции жена, видимо имевшая какую-то нелюбовь к вяленой конине, отшатнулась так неудачно, что запнулась о табурет и упала, крайне неудачно сломав 5-7 позвонки. Смерть наступила через 3-5 минут.

Дежурной части (простите уж за чёрный-пречерный юмор ситуации) все-таки пришлось выехать по данному адресу только уже на труп женщины. Я, как дежурный следователь, спокойно описываю квартиру, беру явку с повинной с бедолаги мужа, изымаю все необходимое, когда в квартиру зашёл опер, приехавший со мной на заявку и ушедший часом ранее на улицу опросить народ.

— «Антон, жопа у нас».
— «Что случилось?»
— «Я тут женщин у подъезда опрашивал, они мне рассказали о вони из песочницы. Я сам понюхал-трупак стопудово. Взял из багажника лопату, покопал — в общем, лови второй труп».
— «Охренеть, субботнее утро…ладно, сейчас закончу здесь, спустимся — посмотрим».

Я ещё минут 40 заканчивал необходимые следственные действия, отправил на дежурке любителя конины в отдел дожидаться меня, первого допроса и задержания, а сам со вторым опером и ещё не уехавшим экспертом ЭКО (экспертно-криминалистический отдел при РУВД, их задача на каждом месте происшествия по указанию следователя/дознавателя сфотографировать все правильно и изъять необходимые криминалистические следы и объекты для дальнейших экспертиз) спустился вниз.

Действительно, в песочнице в яме глубиной около метра-полутора виднелось тело мужчины. Мы вдвоём с опером поочередно выкопали тело, эксперт тщательно все фотографировала. С одной стороны, это крайне редкая удача (коллеги меня читающие подтвердят) самому «выкопать» труп в ситуации, когда потенциальные криминалистические следы затерты (затоптаны/испорчены) армией зевак (участковых/ППС) и иже с ними, которые первыми прибывают на место происшествия и вызывают СОГ (следственно-оперативную группу), поэтому выкапывали мы его очень аккуратно, чтобы лопатой не нанести лишних повреждений телу, зафиксировать на фото грунт со всеми деталями, аккуратно изъять одежду для дальнейших экспертиз.

Труп был сильно распухший и уже начал хорошо так разлагаться (как позднее показала судебно-медицинская экспертиза, лежал он по жаре в этой импровизированной могиле около месяца и не «запАх» раньше только по причине песка, в котором уже потихоньку стал мумифицироваться), одежда тоже была сильно повреждена личинками (для экспертизы наложения волокон была не особо пригодна).

Живущие в доме старушки труп не опознали. Ладно, хорошо, что суббота, я «погнал» опера собирать бабушек по лавкам с близлежащих кварталов и на машине везти сюда. Кстати, бабушки у подъездов лучшие опознаватели трупов. Повезло и в этот раз, одна из старушек опознала в мужчине пропавшего месяцем ранее железнодорожника из дома в двух кварталах от этого. Поскольку недалёко проходила железная дорога, то такое количество железнодорожников было правилом для нашего района.

Ладно, я вызвал оперов на подмогу, и с одним из них поехал к уже вдове-жене нашего нашедшегося. Допросив всех его домашних, понял, что картина не очень радостная — месяц назад также в субботу утром ушёл выпить с мужиками и не вернулся. В 2004 у железнодорожников было ещё совсем не айс с зарплатами, а работа тяжелая у них, вот в пятницу вечером мужики отрывались на субботу, как правило, ходили в общественную баню или похмелялись «на трубах», «у гаражей». Позвонив шефу и попросив его передать уголовное дело с «убийцей кониной» как уже раскрытое менее опытному следаку, мы с операми с головой ушли в это дело — никому глухарь не нужен.

До утра понедельника за двое суток мы вчетвером с операми и участковым местным опросили и допросили почти 50 человек железнодорожников, БОМЖей, местных алконавтов, продавцов минимркетов, самогонщиц — тишина. Никто нашего погибшего Колю в магазине или на привычных распивочных местах/площадках не видел. Позвонил эксперт-медик: причина смерти колото-резаное в сердце, но труп странно распух, как будто утопленник. Действительно непонятно — рек или озёр поблизости не наблюдалось. Ладно, «будем искать».

На утренней оперативке в понедельник попросил шефа выделить мне два-три дня только на это дело. Так как он терпеть не мог глухари — уважил. Потопал к начальнику РУВД, выпросил у него на 3 дня двух убойников и участкового.

— «Ну что, мужики, айда к железнодорожникам, будем тупо ходить от дома к дому поквартирно с фоткой нашего Коли». Доверять операм в поквартирном обходе нельзя никогда, если хочешь конечно получить результат, а не красивую справку или рапорт- лучше всегда разбивать дом на сектора и опрашивать жильцов совместно.

Сказано-сделано, и вот с обеда понедельника по обед среды третий день Антон с операми обходят высотки а) у дома, где жил Николай б) у дома, где найден труп Николая.

И вдруг удача! В одной из квартир находится коллега Николая, вспомнивший, что в утро пропажи видел нашего Колю также с их общим коллегой Василием, и тот (та-дааам!) живет в той самой монолитке, с которой все началось.

Мы с операми окрылённые, да и честно сказать уже подзаебавшиеся за эти дни, бежим по указанному адресу, где нам открывает (та-даааам!) безногий чувак на каталке такой деревянной.

— «Здрасти, мущщина, знаком вам этот персонаж?»- показываю Колино фото.
— «Знаком! Мы с ним виделись тогда-то (называет день пропажи), решили у меня выпить вина красного крепкого, пошли ко мне (надо сказать, мужик не комплексовал и в речи упоминал регулярно «хожу», «пошли»), но по дороге поругались — Коля с похмелья был, наорал на меня, и свалил фиг знает куда».

Хм, ситуёвина. Вроде, все логично, Василий этот безногий вызывает симпатию и доверие, пробили его по базам — не судим / не привлекался, ноги потерял чуть ли не героически, /переехало его в депо, после чего жена бросила одного/, со всех сторон мужик нормальный. Да и как он без ног мало того, что смог убить, так закопал….фиг знает. Рассказ Васи логичен, но получается, что у нас опять глухарь. Нет, надо Васю «пробить» основательнее.

— «Ладно, Василий, поехали на полиграф». Параллельно звоню знакомому эксперту в экспертно-криминалистический центр ГУВД нашего субъекта — «Женечка, солнце, нужно срочно однокомнатную квартиру осмотреть, только быстро! С меня торт и шампусик!»

Маленькая ремарка. Тут уже в комментариях к первой части моих рассказов разразилась битва на тему «брать-не брать», когда тебе вино приносят или кофе. Отвечаю повторно, во-первых, у нормального следака регулярно в кабинете собираются опера — кофе/чай/сахар расходуются у следака в космических масштабах, во-вторых, любой проверяющий/прокурор/коллега также крайне любят чай/кофе с печеньками пить в твоём кабинете. И главное, допрашивая потерпевших, особенно после изнасилований, девчонок, в шоковом состоянии находящихся, и кофе им наливаешь, и вкусняшками откармливаешь — лишь бы из шока вывести.

Плюс, регулярно весь полученный тобой алкоголь расходуется на судей и экспертов. К сожалению, последние лет 5 многие экспертные учреждения, с руководством и сотрудниками которыми следаки дружили и просто ездили на 8 марта/Новый год/день эксперта с бутылками поздравляться, довольно сильно изменили своё к жизни и работе отношение.

К примеру, многие экспертные государственные учреждения тупо следаку при личной беседе объявляют прайс — хочешь экспертизу не 3 месяца в очереди стоять, а «прямо через неделю проведём» — плати от 2-5 тысяч рублей. Вначале такие разговоры были очень извиняющимися, дескать «ну ты уж пойми, Антон, нам жить тоже на что-то надо». Но уже последние года 3 особенно в столице эксперты, особенно психиаторы, реально охренели- выставляя прайс за любую экспертизу, которую следователь хочет сократить хотя бы на сутки. И теперь следак везёт экспертам уголовное дело на экспертизу и…та-дам!!!…конверт!!!

Писать на них заявы и возбуждать дела бессмысленно: медики — это жуткая корпоративная солидарность, посадив одного, более ни одной нормальной экспертизы твой следственный отдел не получит никогда. И получаются следаки со своей казалось бы большой властью находятся у экспертов в заложниках. И даже самый правильный следак вынужден из своей зарплаты, поверьте, отнюдь не самой большой, ежемесячно откладывать «на экспертов»- ибо по каждому делу сроки горят, и руководство не приемлет «а у меня экспертиза через 4 месяца ведена будет». Ну это так, крик души ещё той, прокурорской закалки начала 2000-х.

Василия привозят с полиграфа, по словам специалиста, справку он подготовит через день, но есть у Васи косяки — пиздит Вася на некоторых вопросах. Ок, ждём часа 2 эксперта, и вот ослепительная Евгения (реально просто сверхкрасивая девушка-эксперт, на которую вся мужская часть ГУВД пускало километровые слюни) заходит в квартиру и открывает чудо-чемодан. Пока Женя «опыляла» стены, пол и потолок, я на кухне пытался взять Василия «на понт».

— «Вась, ну смысл молчать: эксперт полиграфист (да вот такой вот я фантазёр) уже дал заключение, что ты убийца! Ну облегчи совесть-то, не левый же тебе человек Николай был, дружили же с ним!».

Василий слушал, иногда даже кивал и молчал.

— «Антон, иди смотри!»- раздался крик Жени. Мы вышли в комнату, где, покрытый реактивами, весь потолок и часть стен были густо покрыты характерными пятнами.
— «Ну что, Вася, скажешь?»
— «Комаров я бил, начальник, комаров море этим летом».

Ну да, комаров, примерно сотню, судя по количеству и характерному разбрызгу капель. После обработки реактивами ванной комнаты уже было все понятно.

— «Вась, поиграли и хватит, рассказывай».

Рассказ его был прост и незамысловат — работали Николай и Василий раньше вместе на железной дороге и приятельствовали. В то субботнее утро совпало их обоюдное желание испить огненной воды, стоявшей в количестве пол-литры у Василия в холодильнике. Освежившись, мужчины заговорили о жизни и о работе, да только не совпало их виденье на тему «кто для железки больше сделал», оскорбил Николай хозяина квартиры матерно, а тот, взявши под рукой лежавший на столе нож, незамысловато Колю в грудь ткнул, да задумался после — а что с трупом ему делать, безногому, да в квартире на 14 этаже расположенной.

А дальше вступает в действие русская смекалка. Василий затаскивает тело в ванную и наполняет ее холодной водой. В таком виде Коля маринуется примерно неделю так, чтобы его мышцы были распухшие и подвижные. Когда вонь в Васиной квартире превысила все санитарные нормы, он вытащил труп из ванной и доволок до балкона — дело было около 3 утра, предположим, во вторник, после чего перекинул труп через балкон на газончик под окнами. Разбухшие от воды и мягкие мышцы позволили ему, во-первых, труп перетащить, а, во-вторых, не оставили повреждений от падения.

Далее безногий Вася спустился на пустынную улицу, где часом ранее он саперной лопаткой выкопал довольно большую ямку в песочнице метрах в 5 от точки приземления тела, дотащил труп до ямки и прикопал, очень аккуратно весь песочек разровняв и клумбу разрыхлив. Далее Василий спрятал пакет с вещами и одеждой Николая на находящейся рядом стройке и спокойно поднялся к себе и лёг спать. Не знаю, правда, на что он надеялся, может, что труп сам собой рассосётся через неделю, или сработал извечно русский «авось», но то, что начиналось, как в принципе грамотно сработанное преступление — способ сокрытия тела, закончилось откровенной глупостью.

Кстати, Василий полностью вину признал, и получил на суде всего 5 лет — дали ему «ниже низшего» как инвалиду 1 группы и почетному железнодорожнику с признанкой. Отсидев всего 3 года, этот затейник вернулся домой в свою «чудесную» квартиру-SPA, а вот и самый «чёрный юмор» ситуации — его соседом по лестничной площадке был убийца с колбасой, ударившей свою жену за то, что она ему окончательно с его слов «вынесла мозг, несколько недель жаловавшись на несуществующую трупную вонь». Вот какой ералаш в реальной жизни бывает…

Вывод у этой истории один для моих молодых коллег — во-первых, даже если вам кажется, что человек невиновен, не ленитесь его проверить всеми возможными методами, в частности полиграфом и экспертным путём, а, во-вторых, убийцей может быть любой увечный, инвалид, ребёнок, старик. Никогда не смотрите на возраст и физическое состояние человека!

Приехал я в контору «на понтах» от раскрытого глухаря, но шеф довольно быстро мою радость поумерил….

Автор: SledakSK (Пикабу)

Заметки прокурорского следака (4 части)

Заметки прокурорского следака. Часть 5

Добавить комментарий