Заметки прокурорского следака. Часть 7

Шеф не сильно впечатлился моими успехами — «такую ерунду и практикант раскрыл бы», после чего сообщил, что меня внизу ждет машина дежурки на заявку — в тот день было мое дежурство.

Я спустился к крыльцу и сел в УАЗик.

— «Здорово, мужики, ну что там у нас?»
— «Привет, труп там, похоже, глухарь».

Ладно, по приезду посмотрим.

Мы приехали к окраине нашего района, которая почти вся застроена деревянными двухэтажными двухподъездными бараками — частично квартиры в них еще коммуналки, частично уже приватизированы как отдельные квартиры. В общем, чукча не риелтер, и мы прошли на первый этаж — в подъезде курили знакомые опера, а в квартире уже работал (фотографировал) криминалист. Я перешагнул аккуратненько через тело мужчины, лежавшее лицом вниз в луже крови на пороге квартиры.

-«Всем привет! Кто подробности расскажет?» — зашел я в квартиру. Ко мне навстречу подошел начальник уголовного розыска РУВД, бывший в тот день ответственным и выехавшим на заявку.
-«Здорово, Антоха! Ну, здесь ножевое, погибший — хозяин квартиры. Есть свидетель — сожительница его. С ее слов, в дверь позвонили, он пошел открывать, и после этого она из кухни услышала крик — подбежала, но тот уже лежал на пороге с ранением. Она вызвала Скорую и нас».
— «Так, давай ее отсюда везите в отдел, нефига ей наши разговоры слушать, а я осмотрю квартиру и труп пока» — я начал осматривать квартиру.

Обстановка показала, что в квартире были какие-то посиделки — в комнате стоял стол, накрытый скатертью, хоть посуды на нем и не было, но заметно, что за ним сегодня что-то отмечали. На кухне в мойке было много посуды, в том числе, салатники, рюмки. В мусоре нашлись три пустые водочные бутылки, множество окурков. Осмотр трупа реально удивил — мужчина лежал абсолютно голый, одетый лишь в белый халат махровый, рост его был около 190 см, а вес за 150 кг — реально такой человек — гора, особенно, если учесть, что по документам дяде было 79 лет. Внешне он выглядел максимум лет на 55-60. В районе груди было одно колото-резаное ранение, ножа ни в ране, ни возле тела не было.

Служебная собака от тела покрутилась по лестничной площадке и выбежала на улицу, где вскоре потеряла след. Видимо, перебила обоняние — у двери была просто огромная лужа крови, от которой буквально тащило водкой, к тому же, в подъезде было уже сильно накурено операми. Труп увезли в морг для дальнейшей экспертизы, а я, собрав все изъятые в доме ножи, смывы и иные следы, поехал в РУВД, где сразу же пошел в кабинет к убойникам.

— «Ну что, Инна Сергеевна, ничего не хочешь мне рассказать?» — ехидно и с явным подъёбом спросил я его сожительницу. Ну а вдруг! Порой такая фраза неопытного человека как минимум заставит нервничать. Не прокатило. Ладно, будем допрашивать.

Из ее показаний стало понятно, что она не была сожительницей убиенного, а просто (да, бывает и такое, оказывается), будучи деду троюродной племянницей двоюродного дяди, и проживая первые 44 года своей жизни в Ново-Ебенёво на границе нашего субьекта, была уволена, после чего приехала в большой город в поисках работы, и последние полтора года снимала у деда маленькую комнату, расплачиваясь помощью по дому в качестве домработницы — помыть, убрать, постирать, погладить, приготовить.

В тот день к ним в гости пришли сыновья деда с женами — внуками, они все вместе хорошо посидели — покушали — выпили, после чего все ушли по домам. Она осталась мыть посуду на кухне, а дед пошел в душ (он каким-то образом умудрился в таком доме пристроить себе простенькую душевую кабину). В какой-то момент она услышала стук во входную в дверь и крикнула деду, чтобы тот открыл — у нее руки в моющем средстве. Через секунд 30 она услышала крик и шум от падения. Выбежав к двери — увидела, что дед лежит на пороге, дверь открыта, из-под тела расплывалась лужа крови. В подъезде она никого не увидела, в окна тоже (окна выходят на противоположную сторону от входа в подъезд). Как бы ищите того, не знаю кого.

Вызванные в РУВД и допрошенные родственники деда подтвердили ее показания в части того, что было до их ухода из квартиры. Инну все в дружно в голос характеризовали как добрую фею и волшебницу, говорили, как деду с ней последние полтора года повезло как с соседкой. Они никогда не ругались, не ссорились, квартира уже давно завещена всем внукам в равных долях, и из квартиры ничего не пропало — вплоть до последней ложки все на местах.

Опера, беседовавшие с Инной до меня почти 3 часа, разводили руками — «Похоже, не при делах, Антон, на учетах ен стоит, характеризуется как святая, не ведется ни на одну провокацию, по всем реакциям ее тоже тишина».

С одной стороны — согласен, нет у Инны ни повода, ни причины деда убивать, то есть мотив отсутствует. А с другой стороны какая-то фантастика получается — кто-то позвонил, ни с того ни с сего деда зарезал (что довольно рискованно — времени было около 4 часов дня, и зайти в подъезд мог кто угодно в этот момент), и испарился в неизвестном направлении.

Мучаясь в сомнениях, я созвонился с заведующей биологической лаборатории, и договорился с ней утром пораньше привезти образцы. После этого я тщательно, как в первый раз, состриг у Инны все ноготочки, сделал смывы с рук и с пальцев — если кровь на руках есть, экспертиза все покажет. Инну я отпустил домой под обязательство о явке, но поручил участковому ночку посидеть у подъезда в машине — мало ли, вздумает куда ночью по грибы сходить мадам. Утром выяснилось, что Инна никуда не убежала, напротив, убирала подъезд и дом, очень переживала из-за смерти деда.

Биология к вечеру (благодаря передаренной бутылке очень хорошего шаманского и тортику) показала, что крови на пальцах и ногтях нет от слова совсем. Приехали! Подозреваемая №1 растворялась как ежик в тумане, особенно с учетом того, что опросы жильцов всех близлежащих домов не дали никакого убегающего человека.

Вечером, сидя в кабинете, я поделился с Надей своими мыслями и сомнениями. Ее приговор был суров и неотвратим — будем «колоть». На следующий день мы вызвали Инну в кабинет, якобы, для выемки вещей, заранее с Надей расписав роли. Естественно, я был добрым и пушистым, а Надя была «сукой-стервой».

Повторный вызов, как я и говорил, был обусловлен выемкой некоторых документов деда, которые Инна привезла к нам в кабинет, после чего мы поставили ее перед фактом допроса. Давая показания, Инна была ненаигранно опечалена, плакала, что даже мою циничную натуру заставило вздоргуть — «что же мы, уроды, делаем, над женщиной издеваемся». В какой-то момент к допросу подключилась Надя, сначала язвившая над Инной, а потом буквально начавшая над ней издеваться, задавать реально циничные вопросы, буквально называть ту проституткой. Даже я в этот момент решил Надю заткнуть, как — вуаля — Инна вдруг реально «сорвалась» и начала кричать на Надю в ответ. Из ее крика многое стало понятно.

Итак, Инна действительно приходилась деду седьмой водой на киселе родней, и был он единственным родственником «с хатой» в большом городе, разумеется, к нему она и поехала. Договор с дедом действительно касался обмена ее услуг в качестве домработницы (гусары, не пошлить!) в ответ на предоставление ей жилплощади.

Однако дед…..79 лет отраду….весом почти 150 кг…оказался ХОДОК! Причем не просто позволял себе раз в год, а это дело категорически любил и практиковал. Перепортил дед почти всех вдовых и не только соседок, бывших своих женщин — коллег по работе, добрался даже до дамы, которая ему пенсию приносила. И единственная, кто не поддавалась его мужским чарам, была Инна. Дед пытался эту неприступную крепость покорить почти каждую неделю, но, надо ему должное отдать, насилия никогда не применял. Правда, со слов Инны, надоел он хуже горькой редьки своими постоянными подколками, хождением по дому нагишом, заваливанием к ней в душ, да и просто постоянными словесными домоганиями/ щипаниями/ обниманиями. Похлопать по попе раз 10 в день для деда было совершенно нормальным явлением. Кому-то жаловаться Инна боялась — сложно найти квартиру в большом городе с работой за 15000 рублей, из которых она 2/3 отсылала детям в деревню.

Она терпела-терпела…терпела-терпела…и накипело. В тот день после ухода гостей она в резиновых перчатках (вот та самая почти незнакомая следакам-мужчинам деталь, которая так меня смутила — ведь по результатам экспертизы на руках Инны не было крови) мыла посуду на кухне, когда к ней буквально подкрался сзади дед в халате на голое тело. Пьяный гусар решил, видимо, приступить к более активным действиям и попытался засунуть свою ладонь, стоя сзади Инны, ей в интимное место. От неожиданности (да и уже позднее с ее слов — заебало) Инна оттолкнула деда рукой, в которой в тот момент находился кухонный нож. По причине разницы в росте, то удар пришелся снизу-верх прямиком в сердечную мышчу, от чего дед рухнул как подкошенный.

Инна смогла его дотащить до входной двери, тщательно с хозяйственным мылом промыла пол, спрятала нож, тряпку (которой пол мыла) и резиновые перчатки под половицей, которая была …..та-дам!!…в метре от трупа. В результате, ни собака этот тайник не обнаружила, ни я внимания не обратил — труп лежит в луже крови. Ночью, когда ее отпустили домой, опять заново все тщательно вымыла, и нож/тряпку/перчатки выбросила в пруд недалеко от дома позднее.

В результате, вменили ей 105-1 (убийство), но накидали в обвинзаке смягчающих, да и судья внимательно с делом ознакомилась и поняла все нюансы…дала ей «ниже низшего», а вот что с Инной стало потом — даже и не в курсе.

Вся эта история рассказана для молодых следователей. Во-первых, тщательно осматривайте место происшествия, во-вторых, экспертиза — не панацея, и нельзя отбрасывать версию, только на основании того, что «экспертиза не показала». В третьих, если вас гложет сомнение — то верьте ему, даже если человек напротив мягкий и безобидный. Сомнения — это ваша интуиция. В-четвертых, и главных — при допросе женщины подозреваемой попробуйте привлечь девушку-следователя или опера. Женщина всегда сможет вывести из себя другую женщину, а в таком состоянии язык и развязывается:) И, да — для читателей — не следователей: вы никогда не поверите, какая бездна может скрываться даже в хорошо вам знакомом тихом и спокойном человеке.

Ну как бы и все, а вам, мои читатели-мужчины, желаю иметь силы и возможности как у того покойного деда. Кстати, его регулярно тостами вспоминаю, да и что таить, желаю хорошим людям такой исход — «со стояком в полной боевой готовности в 79 лет».

Автор: SledakSK (Пикабу)

Заметки прокурорского следака (4 части)

Заметки прокурорского следака. Часть 5

Заметки прокурорского следака. Часть 6

 

Добавить комментарий